Cумасшедшие невидимками бродят среди нас, часть 2

Продолжение темы. Начало в статье «Cумасшедшие невидимками бродят среди нас, часть 1»

На границе между психической «нормой» и психической «не нормой» нет колючей проволоки, пулеметных вышек и бдительных патрулей с собаками. Иными словами, шизофреники – среди нас, повсюду: на улицах и в транспорте, на рабочих местах и в учебных аудиториях, в клубах и на пляжах.

Распознать болезнь с упреждением бывает жизненно важно – вспомните хотя бы парня, женившегося на сумасшедшей, которая потом избивала их крошечного сына, отчего тот стал аутистом! Незнание предопределило страшный путь ребенка и покорежило судьбы взрослых. Поэтому приведем психологические маркеры, которыми помечена «не норма»: благодаря этим восьми указателям вы обнаружите отклонения на ранних стадиях.

Чувство собственной важности

Во-первых, шизофренику свойственно не говорить, а бурчать, словно огрызаясь. Почему? Мир отказывается поверить в величие больного, и тот ведет с этим миром перманентную войну.

Во-вторых, «шиз» не способен весело, искренне рассмеяться: у него отсутствует чувство юмора. Как-никак, наличие этого чувства требует значительных интеллектуальных ресурсов. Зато сумасшедший деланно хохочет невпопад: смех без причины – точный признак дурачины. Подобно животному, «шизик» не понимает иронии и шуток, и вести себя с ним нужно осторожно. Обида охватывает его молниеносно, а обиженный безумец крайне опасен.

В-третьих, шизофреник с легкостью принимает простые объяснения, ибо сложных он уразуметь не в состоянии. Так, ему очень близка теория всемирного заговора – не имеет значения, какого именно. Например, беды России больной склонен объяснять происками неких жидомасонов или ЦРУ. Восточная мудрость гласит: бойтесь тех, кто для сложных проблем предлагает простые решения.

В-четвертых, «шиз» верит в существование сверхъестественных сил, которым он, «выдающийся», небезразличен. Такому человеку невозможно втолковать, что окружающий мир к нам равнодушен.

Отсюда вытекает пятый указатель «не нормы»: шизофреники подвержены мании преследования. Поскольку обычно невозможно доказать, что за человеком гонятся какие-то люди, больной убеждает себя, что его преследует, скажем, «злая энергия».

В-шестых, больные шизофренией женщины легко доступны, так как мужское внимание бальзамом проливается на воспаленное чувство собственной важности. А из-за отсутствия чувства юмора они все понимают буквально, поэтому не умеют ломаться, кокетничать, жеманничать, капризничать. Отдаваясь, шизофреничка горделиво ждет, пока мужчина удовлетворится: лежит (стоит) и механически принимает самца – словно кукла.

Седьмой признак вытекает из самовлюбленности шизофреника. Он абсолютно не интересуется другими людьми. Словно ребенок, он ждет от окружающих, чтобы его расспрашивали, чтобы им восхищались. А уж свои умения он готов продемонстрировать в любом месте и в любое время. Один 60-летний тип принес в редакцию, с которой сотрудничал автор этих строк, бездарное стихотворение. Кто-то из журналистов попытался мягко отделаться: дескать, рассмотрим ваш текст попозже. Но посетитель выхватил из-за спины гитару:

– Я вам сейчас это спою! Вы сразу все поймете!

И грянул по струнам. Ничего не читающие и не изучающие пустомели замыкают либидо на самих себя. Непрерывные мысли ничтожества о собственном величии порождают манию: «Я – Пушкин!», «Я – Моцарт!», «Я – Сталин!» Поэтому среди ненормальных издавна множество наполеонов, чингисханов и прочих жалких пародий.

Когда реальность со всеми ее противоречиями идеалу назойливо напоминает о себе, у больного от раздражения случается истерика или буйный припадок.

Пара рюмок для шизофреника

Как-то знакомый литератор пришел ко мне в гости – вместе с 40-летней миловидной женщиной. Предварительно литератор предупредил по телефону, что дама ему нравится, но он ее не вполне понимает: требовалась консультация.

Спрашиваю у гостьи:

– Чем занимаетесь, как поживаете?

Нервно сцепив пальцы рук, она отрывисто произносит:

– Плохо. Нас с дочерью преследуют с тех пор, как мы переехали сюда из Петербурга.

– Кто же вас преследует?

– В школе мою дочь преследуют и учителя, и другие. Все!

Начиная кое о чем догадываться, задаю вопрос, который многое может разъяснить:

– Сколько же лет вашей дочери?

– Двадцать, – нехотя выдавливает женщина.

– То есть она давно окончила школу, в которой ее преследовали?

– Да, – говорит гостья еще менее охотно.

С трудом удается выяснить, что ее дочь поселилась с драг-дилером и сама то ли наркоманка, то ли проститутка.

– Ну, а как вам живется теперь, когда никто вас больше не преследует?

– Плохо живется, – буркнула она и добавила: – Жиды во всем виноваты!

Мой знакомый, убежденный демократ и собственный корреспондент радио «Свобода», от такой заявки чуть со стула не упал. Я поинтересовался, есть ли евреи у женщины на работе или среди соседей. Представьте себе, у нее не нашлось ни одного знакомого еврея.

Затем она пожаловалась, что вся напряжена, что отовсюду льется дурная энергия и у нее нет сил защищаться.

Чтобы до конца продемонстрировать знакомому, в кого он почти влюбился, я предложил… выпить водки. Но при этом объявил, что сам в такое раннее время пить не стану. Естественно, литератор тоже отказался.

Зато гостья опустила глаза:

– Вообще-то я не пью. Ну если только рюмочку…

Как вам это нравится? Женщина готова пить в компании двух непьющих мужчин. Она совершенно не видит себя глазами посторонних, со стороны. Я поднялся, знакомый последовал моему примеру, и гостье пришлось пройти в прихожую. На прощание я произнес несколько ободряющих фраз о том, что мир не за нас, но и не против. Даже припомнил мотто Эйнштейна: «Господь изощрен, но не злонамерен». Мертвому припарки!

Вечером знакомый позвонил и дико извинялся, что не распознал «чеканутую».

– Если бы мы распили бутылочку, она бы отдалась нам обоим, – поведал я. – Шизофреничке доставил бы удовольствие не сам секс, у нее наверняка аноргазмия. Она бы «тащилась» от того, что ей уделяют внимание сразу двое мужчин. Ее чувство собственной важности так и рвется наружу, так и кричит: погладьте меня, похвалите, ведь я такая хорошая.

Переварив услышанное, знакомый вдруг спросил:

– Слушай, а как спиртное подействовало бы на… э-э… больную? Она бы не превратилась в буйнопомешанную?

– Общеизвестно, что алкоголь ухудшает краткосрочную память: если выпить достаточно много, часть событий вообще не запоминаются. Думаю, водка заставляет диссоциирующее сознание забыть о своей фантастической, выдуманной части.

Когда муж превращается в собаку

Выпивший «шизик», как ни странно это звучит, становится ближе к норме, нежели «шизик» трезвый. Но чтобы использовать данное наше предположение в лечении, необходимы дополнительные исследования.

Основная причина смерти шизофреников – самоубийства. Поначалу больной не ощущает своих противоречий и соответственно не воспринимает свое поведение странным. Поэтому шизофреники очень одиноки даже в сумасшедшем доме: каждый живет в своем индивидуально пригрезившемся мире.

В конце концов больной убеждается в незыблемости реальности, в принципиальной ее неспособности функционировать по законам иллюзии. Если сартровское «Ад – это другие» является гиперболой, то на последней стадии шизофрении ад буквально врывается в жизнь, делая ее нестерпимой. Больной топится, прыгает из окна, бросается под колеса.

В подмосковном поселке, где живет мой друг-журналист (не с либеральной «Свободы», а, напротив, из очень консервативного издания), в глаза бросилась женщина лет около тридцати. Симпатичная, высокая, худая – вполне могла быть моделью. Но сутулится, ходит «на полусогнутых», застывший взгляд устремлен вперед, каштановые волосы свалялись патлами. И наряд под стать: синие спортивные штаны с зеленой кофтой (или с красно-белой курткой – в зависимости от сезона).

– Похоже, девушка не в себе, – сказал я другу. – Кто она?

– А, Женя? Преподает рисование в детской школе искусств. Три дня в неделю.

– Художница?

– Ну, если считать каждого выпускника художественного училища художником, – улыбнулся журналист. – Иногда ей заказывают копии известных картин для интерьера ресторанчиков.

– Не замужем и бездетная?

– По-моему, да, – равнодушно кивнул друг. – Но чем она тебя заинтересовала?

– Психикой. С кем она живет, неужели одна?

Историю Жениной семьи знал весь поселок. Жили-были в блочной пятиэтажке супруги с сыном и дочерью. По мере взросления детей жена все сильнее помыкала мужем – щуплым и туповатым человечком. «Ничтожество», «полудурок», «мразь» – не самые крепкие ругательства из тех, какие он выслушивал в свой адрес. Не встречая отпора, жена дошла до края – выставила благоверного вон из квартиры. Между тем начиналась осень.

Что делать? Пришел подкаблучник на окраину поселка и начал строить дом. Первым делом сколотил веранду, подложив на землю кирпичи. Натаскал туда тряпья, протянул от ближайшего столба электричество, и потянулась собачья жизнь. В будни изгнанник ездил на работу в Москву, в выходные заливал фундамент, тесал бревна. Зимой тепла от старого рефлектора хватало лишь на то, чтобы поддерживать на веранде нулевую температуру. Выпив водки, бедолага ложился спать в завязанной ушанке и телогрейке, да под старым тюфяком.

Через год двухкомнатная хибара была готова; подкаблучник даже обнес ее штакетником, прирезав себе десять соток (что даже приветствовалось властями при тотальном дефиците продуктов в позднем СССР).

И тут вновь на авансцене появилась супруга.

Милые ссорятся, да не тешатся

Страна погружалась в пучину гиперинфляции – на дворе стоял 1992-й. Для подпитки семейного бюджета дама решила сдать квартиру приезжим, а самой вместе с детьми перебраться в хибару. Подкаблучник получил приказ надстроить второй этаж с отдельным входом и врезать в изгороди вторую калитку.

Ну что поделаешь, если от страха перед женщиной начинается медвежья болезнь? Бедолага принялся реализовывать ее замыслы – как умел. Его дочь, а это и была Женя, тем временем прилежно ходила в художественное училище. Сын учился в университете на переводчика. А чем занималась жена? Вы не поверите: искала в газетах брачные объявления от граждан… Франции.

И охмурила-таки больная «на голову» русская женщина одного небедного француза! И получила визу, и уехала в Париж, ибо в 1990-х спрос на все русское в Западной Европе был невероятно высок. Вот когда подкаблучник понял, что такое счастье. Так и говорил всем: «Война кончилась».

Однако бурный роман в Париже не менее бурно катился к финалу: более двух лет вздорную 50-летнюю тетку француз вынести не смог. Для законного супруга ее неожиданное возвращение было визитом старослужащих («дедов») в казарму новобранцев («салаг»). За рубежом характер жены лучше не стал – отнюдь. Война вспыхнула с новой силой. В начале «боевых действий» подкаблучник, которому аккурат стукнуло 60 лет, получил указание разгородить весь участок надвое мелкой стальной сеткой – прямо через малинник.

Обретя таким образом «экстерриториальность», супруга наняла шабашников, которые лихо срубили на ее половине двухэтажный сарайчик, издали похожий на баню, но таковой не являвшийся. То несомненно было жилье. Для кого? Увы, сие так и осталось загадкой – вскоре супруга исчезла. Обыскав весь дом, дети нашли мать в погребе: она висела в петле. Война окончилась навсегда.

Сын, едва получив диплом, уехал в Швецию, а оттуда перебрался в Канаду. Женя живет на втором этаже вместе с отцом. Благодаря отдельному входу первый этаж оказалось удобно сдавать приезжим; сдали недорого и похожий на баню сарайчик. Это позволило вдовому пенсионеру уволиться с работы. Целыми днями он ковыряется теперь по хозяйству, а вечерами выходит на недостроенную плоскую крышу веранды и из-под ладони глядит на дорогу от железнодорожной станции: высматривает своих возвращающихся из столицы жильцов. Словно с капитанского мостика, отвечает на их приветствия, важно шевеля усами. Жизнь удалась – ох и не зря покойная ведьма вынудила затеять эту стройку!

– Шизофрения у супруги прогрессировала по классической схеме, – констатировал я, ознакомившись с поселковым эпосом. – Точно как у Пушкина: «пуще прежнего старуха вздурилась». Вздурилась – сошла с ума. Как она выглядела-то – покойная?

– Стройная, гораздо моложе своих лет, – припомнил мой журналист. – В общем, красавица!

То, что женщина чертовски хороша собой, заметно и по ее дочери Жене. Собственно, на этой-то почве мамаша и свихнулась – тоже вполне классически.

Искушение красотой

Представляете, какое искушение подстерегает девочку, в которую влюблены все мальчишки в классе? Всеобщее поклонение делает девочку излишне самоуверенной – ей кажется, будто весь мир лежит у ее ног. Она принимает решения быстро, бездумно, к учебе относится без интереса. Зачем напрягаться, если она и так победительница?

Красавица получает максимальное число мужских предложений. Казалось бы, ей легче сделать верный выбор, чем невзрачной «мышке». Однако бывшая королева класса не разбирается в людях и элементарно не приучена думать – зачем, если она и так хороша? Вот и наша героиня вышла за тряпку, чтобы в итоге постепенно сойти с ума.

Внешностью бог не обделил, мозги можно не утруждать, мужик веревки позволяет из себя вить, и уж мания величия тут как тут: «Я достойна лучшей жизни, к черту Подмосковье с этим ублюдком, уеду в Париж». И ведь покатила – шизофреники упрямы! Жаль, за сыном понаблюдать нельзя…

– Зачем он тебе?

– Хотел бы узнать, в какой степени он нормален. У Жени-то мозги точно набекрень – вся в мать, разве ты не видишь?

Удивительно, насколько бесчувственны люди к сумасшествию, которое выдает себя ярчайшими деталями, буквально кричит о себе.

– Как-то прежде не задумывался, – промямлил журналист. – Да, наверное, унаследовала…

Выдающиеся достижения генетики на протяжении XX века (генная инженерия, биотехнологии) обернулись гипертрофированным завышением роли наследственных факторов относительно воспитания. Например, выражение «природа отдыхает на детях» принято трактовать как ухудшение генотипа отпрысков по сравнению с их знаменитыми родителями. Но в реальности такие дети слабо мотивированы к успеху, поскольку живут в изобилии и пользуются родительскими связями.

Подобно обыденному сознанию, наука также склонна бездоказательно объяснять генетическими факторами всевозможные феномены – рак, половую ориентацию, шизофрению и прочее. Недаром один популярный бизнес-тренер остроумно заметил, что «не существует таких генетических заложенных качеств, которые помогут перейти с позиции узкого специалиста на позицию менеджера, директора».

– Загадочные «гены скудоумия» здесь ни при чем, – продолжил я. – Куда продуктивнее взять на прицел порочные методы воспитания: «шиза» с большой вероятностью вырастит «шизу». Наверняка мамаша восхищалась Жениной красотой, но не настораживалась оттого, что дочь ничего не читала: сама была хороша собой и питала отвращение к чтению.

Мой друг-журналист не выдержал:

– Господи, с чего ты взял, что Женя не читает? Ты же видел ее мельком пару раз, словом с ней не перемолвился. И потом, если чтение служит столь важным индикатором шизофрении, что ты скажешь о дописьменной эпохе или о неграмотных людях, которых на Земле и сегодня миллионы? По твоей теории все они должны сойти с ума!

– У неграмотных совсем другие индикаторы, мой друг. Их задача выжить, не издохнуть голодной смертью. Неграмотный бездельник сходит с ума от нежелания заботиться о пропитании… А вот художественное училище – наверняка мамашина идея, кирпичик в мании величия: ах, у меня дочь художница!

– Ах, у меня сын – переводчик! – подхватил журналист. – Черт его знает, может, ты и прав…

– Пожалуй, стезю для юноши также подобрала сумасшедшая. Допустим, воспаленная мечта о «благословенном» Западе породила желание вырастить из сына личного толмача. Ты спросишь: не слишком ли сложная схема для уже распадавшегося в то время сознания мамаши? Нет, дружище: «шизики» изобретательны и настойчивы.

Несомненно, сын столь ничтожного подкаблучника и столь деспотичной «столбовой дворянки» сформировался гомосексуалистом. Однако он не собирался повторять ошибку отца – тоже «голубого» (так называемого скрытого, тайного), который сызмальства мучительно и дурно играл роль женолюба.

Социально значимый дурак

Стремление явить миру истинную нацеленность своего либидо, жить в ладу со своим «Я» обернулось прилежанием в изучении языков. Юноша рвался на Запад – в гомосексуальный рай, где общество не требует от мужчины непременной женитьбы. К тому же вдали от Родины ничто не напоминает об отвратительном детстве с материнской поркой да руганью.

В Монреале 40-летний сынуля шизофренички снимает квартиру вместе с геем из Китая. Ни о чем не подозревающий папаша с гордым видом показывает «фотку» всему поселку: сын обнимается с желтокожим другом у кромки моря.

«Во экзотика, – вздыхают наивные селяне Подмосковья. – Заграница, блин!»

Набросаем наиболее реальный сценарий для Жени. Скудоумие в сочетании с тотальной опекой делает ее недееспособной. К примеру, родитель не раз предлагал дочери научиться заполнять квитанции для оплаты коммунальных услуг, но та всякий раз отмахивалась, – мой журналист был свидетелем подобной сцены в местном отделении Сбербанка.

Патологическую Женину лень выдают даже шевелюра с походкой – палец о палец не хочет ударить девушка, чтобы достойно выглядеть. Неохота расчесаться, неохота держать прямо спину. Поселку известна и такая подробность: после стирки Женя ничего не утюжит – ни белье, ни верхнюю одежду. А зачем? Носить-то можно…

Когда-нибудь экс-подкаблучник умрет, и острое нежелание заботиться о себе ускорит развитие болезни. Скорее всего, найдется среди постояльцев хитрец, который очарует Женю и женится на ней. А затем станет относиться к владелице жилплощади так, как того заслуживает умственно неполноценная: скорее всего, попытается упрятать Женю в «дурку». Внезапное испарение добрачных восторгов в адрес собственной персоны обернется для «жидкой» психики молодой жены катастрофой. А ведь Женя и без того не раз примеряла к себе конец своей матери.

Кстати, развенчаем еще один миф. Считается, что у алкоголиков дурная наследственность: их дети также часто спиваются. Однако гена, ответственного за пристрастие к спиртному, не существует. Беда детей сильно пьющих родителей не в генотипе, а в том, что в семье культ спиртного и ребенок с малолетства знает его вкус. Аналогичным образом дети сутулых родителей имеют перед глазами пример, благодаря которому сутулятся чаще тех сверстников, у чьих родителей нормальная осанка.

А вот еще один признак «шизы», восьмой, с которого, возможно, следовало начать. Слабая память, непомерные амбиции и необучаемость (глупость) делают шизофреника непригодным к серьезной трудовой деятельности, но одновременно вынуждают его подражать деловитости очень занятых людей. Больной свято верит, что куда-то спешит, где-то его ждут.

Однажды, отходя от платежного терминала, ваш покорный слуга едва не столкнулся с молодым мужчиной, который несся занять освобожденное мною место. Он с огромной скоростью несколько десятков раз потыкал кнопки терминала, после чего ринулся прочь с таким видом, будто только что провел важнейшие транзакции. Классический пример расщепленного сознания: дурак изображал социально значимую личность.

Наличие у индивида почти всех описанных признаков позволяет практически безошибочно поставить диагноз. Но не спешите делать вывод лишь по двум–трем из них: единичные признаки сумасшествия встречаются почти у всех. «Не норму» выдает лишь сравнительно полная их совокупность.

Продолжение следует…

Понравилась статья?
Нажимайте кнопки, поделитесь с друзьями — Вам просто, мне приятно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *